Мои руки чисты!...я их помыл.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:07 

начиталась тут всяких свадебных постов и подумала - а не забацать ли себе свадебное платье хенд-мейд?)



00:51 

Ни о чем





Вы когда-нибудь видели, как умирают бабочки? Они такие слабые и беспомощные.. они не умеют бороться, не будут трепыхать крыльями в надежде на спасенье. Наверное, они даже надеяться не умеют. Или слишком горды, чтобы показывать свое отчаяние? Или слишком безразличны к этому серому миру, так отличимому от их прекрасных крыльев?
Однажды я попыталась такую спасти, она даже не подавала признаков жизни, опьяневшая от морской воды. Первой мыслью было, что это труп, усики которого шевелит ветер. Но стоило ей попасть в мои ладони, она уже низачто не хотела отпускать их, так крепко вцепившись лапками. Но это было больше похоже на спасательный глоток воздуха утопающим, который просто не может иначе...Да что не так с этими чертовыми бабочками?! И где она тут взялась в это время года..
Я отнесла ее к самому укромному дереву, в надежде спасти ее от холодного морского воздуха. Я не питала иллюзий, и она, наверняка, тоже.. Мы расстались, я больше ничем не могла ей помочь.
Да..возможно эти существа и не способны на борьбу, но разве скажешь об этом, наблюдая, как жизнеутверждающе они улетают с бутона к солнцу..в небо?..




@музыка: John Cage - In a landscape

@темы: самосозерцание

16:33 

Обращение

Да, у меня много футболок с черепами; да, я обожаю картинки с зомби; да, я часто употребляю в разговоре слово бля и хуй; да, я бываю грубой и пошлой; да, я люблю слушать музыку, где рычат и дж дж дж.. но в свое оправдание я могу сказать, что сегодня я готовила сырники в форме сердечек, муррр всем и ня ^__^

@настроение: сносное

22:04 

Последняя весна

В эту весеннюю ночь 1939 года в одном из окон старинного дома горел тусклый свет, его не могли полностью скрыть даже тяжелые бархатные портьеры. Хотя в то неспокойное время сон теряли многие, но посреди ночи зажигать окна осмеливался далеко не каждый. Ночной Берлин снаружи был темным и немым. Город был в «неофициальном» смирении и страхе, люди пытались жить, как и раньше, до режима, но теперь на улицах после сумерек появлялись редко, зато часто прохаживались дружинники, зоркие глаза которых точно выискивали в темноте все, что могло показаться подозрительным.

***
Ярко горели свечи, прогоняя тени с самого дальнего уголка дорого обставленной гостиной. Стол украшало праздничное серебро и очень аппетитные на вид блюда. Катрин сегодня надела любимое бежевое платье, убрала волосы вверх, закрепив их драгоценной заколкой. Обнаженную шею украшали жемчуга покойной матушки. Легкий румянец был так к лицу девушке, что ее можно было бы назвать очень красивой, если бы не та странная грусть в глазах, которая, то появлялась, то опять пыталась быстро спрятаться, будто вор в темной подворотне. Напротив, за столом, тоже нарядно одет, сидел ее муж, Тонио. Его лицо было бледным, под глазами залегли глубокие тени, он весь вечер пытался шутить, и иногда ему это удавалось, и на щеках Катрин играли очаровательные ямочки. Но потом улыбка быстро исчезала и брови вновь опускались вниз.
Дальше они ели молча, изредка бросая друг на друга понимающие печальные взгляды. И в такой тишине прошел час..второй.
Катрин не удержала слезу. Та медленно катилась по ее нежной щеке. Тонио отложил вилку и нож и подошел к ней. Крепко обнимая ее хрупкие плечи он шептал:
- Дорогая, ты – все, что есть у меня в жизни. Я люблю тебя больше этой жизни. Если бы я только мог тебя защитить другим способом...
- Нет, этот способ.. он идеален, - уже не сдерживала рыданий Катрин, - и я не хочу других вариантов. Ведь мы уже не один… много раз обсуждали все..... Люблю тебя..- прошептала.
- Люблю тебя… - прошептал ей на ухо Тонио.
Она долго не могла успокоиться, она понимала, что этой истерикой тратит драгоценное время. Но слезы лились и лились. От безысходности. Да, ей сейчас хотелось во все горло кричать от безысходности…
Наконец она немного пришла в себя, подошла к зеркалу, чтоб поправить косметику на лице. Тонио тихо подошел сзади и обнял ее за талию. Их зеркальные двойники долго смотрели в глаза друг другу в полной тишине. Все, что они хотели сказать друг другу, они уже сказали ранее.

***
Они сидели на кровати, перед маленьким кофейным столиком, на котором стоял поднос с флаконами. Катрин обещала себе быть храброй в этот момент. Она уже давно смирилась со своей судьбой, и другой не хотела. Она могла убежать в другую страну, даже за океан. Тонио ее очень долго уговаривал так поступить, без ее ведома даже раздобыл документы на новое имя, но та их сожгла, даже не выслушав доводы мужа. И теперь будущее, которое почти можно было назвать настоящим, уже не так пугало, как несколько дней назад. Катрин крепко обнимала мужа, он жадно вдыхал ее запах. В следующий миг они не сговариваясь взяли флаконы и полностью его осушили. Легли на кровать. Стали ждать.
Девушка почувствовала острую боль, всеми силами пыталась сдержать крик, Тонио крепче сжал ее руку, несколько секунд тело сокращалось в конвульсиях и с последним выдохом стихло. Рядом последний выдох издал второй человек.
*вид сверху*
Буквально через минуту в комнату со свечами, что освещали ее дорогую обстановку, ворвались люди в черной форме с красной нашивкой на руке, с оружием и собаками…

@музыка: The Dead Texan – Aegina Airlines

@темы: выношенное

13:22 

Как ты думаешь, человек, который смирился со своей смертью..уже мертв?...

@темы: самосозерцание

14:27 

"Холодный дождь..останутся горячие тела..и сладостные поцелуи"
Антоша

эх...

@музыка: Deerhunter - microcastle

@настроение: мечтательное

@темы: о маленьком принце

13:55 

Мари и призрачный пианист

Мари закрыла глаза…
Шел дождь, такой, который может идти несколько суток подряд. Небольшие капельки ударялись о стекло, создавая тонкий, почему-то приятный звук. За окном темнело. Блеклые лучики умирающего дня падали на лицо молодой девушки с закрытыми глазами, делая ее кожу бледной, будто призрачной. Мари, прислушиваясь, улавливала даже звуки старого дома – больше всего их было здесь, на огромном чердаке, где находился старинный рояль.
_______

Никто не знал, сколько тому лет и сколько лет он находился здесь. Хозяйка, хмурая неразговорчивая уже в возрасте дама, которая продала этот дом, практически ничего не сказала о инструменте на чердаке. Сказала лишь, что получила этот дом в наследство после смерти своего дальнего родственника, который внезапно умер то ли от горячки, то ли сам на себя руки наложил. Она его не знала лично, разве что по редким рассказам своей матушки могла составить представление, что это был молодой человек, не любящий общество, ведущий практически отшельнический образ жизни. Чем он занимался, старая дама не сообщила и учтиво хоть и с нотой раздраженности попросила не беспокоить ее, если вопрос не касается конкретно дома…
А рояль, этот величественный, красивый инструмент, разве он не касался непосредственно дома? Он же в нем находился, в конце концов! Но хозяйка, подумав, пожалуй, что это всего лишь праздное любопытство глупой девчонки, упорно продолжала молчать и недобро поглядывать.
А это был и правда величественный и красивый инструмент цвета красного дерева. Длина корпуса казалась больше обычного кабинетного рояля. Он напоминал Мари инструменты, которые она видела в фильмах о старинной Европе. Больше всего глаз девушки радовал металлический пюпитр для нот с красивым причудливым узором. Но к белым клавишам она не хотела притрагиваться… не смела…
_______

Мари жадно пыталась поймать все звуки, которые раздавались в доме. Иногда она еще больше жмурила закрытые глаза, иногда возле брови пролегала маленькая складочка, говорящая то ли о тревоге, то ли о нетерпении. Иногда она почему-то дрожала, хоть и была укутана старым теплым пледом, который нашла тут же, на небольшом диванчике возле окна.
Ей понравился этот чердак, как только она въехала в дом, - эта просторная комната почти без мебели. Всего лишь этот диван, на котором она полулежала, и рояль возле двери, на котором она недавно зажгла несколько свечей. Не обращая внимание на пустоту помещения, для Мари здесь было уютней всего. Почему-то возникало ощущение человеческого тепла, присутствия. Остальные комнаты выглядели явно нежилыми. На всех предметах в них покоился толстенный слой пыли, а стены и потолок давно уже были покрыты пыльными паутинками. Поэтому молодая девушка и решила некоторое время спать на этом небольшом диванчике у окна.
Да. Она ждала.
И закрывала глаза лишь потому, что боялась, что он не придет, если она их не закроет.
_______

В первые же ночи, проведенные в этой комнате, Мари просыпалась от непонятного тревожного ощущения присутствия кого-то постороннего. Ей слышались чьи-то тихие спокойные шаги. Казалось, кто-то не спеша «чертит» шагами небольшой круг вокруг ее ложа. Никого увидеть так и не удавалось. Но она могла и ошибаться, это могло быть и галлюцинацией или отголоском оборванного сна. Так она себя убеждала тогда в любом случае.
А однажды он неожиданно появился поздним вечером.
Мари тогда, отложив только что дочитанную книгу, смотрела через окно на залитый неярким светом фонарей проспект. Наблюдала за прохожими, которые спешили домой или медленно проходили вдоль улицы. Тогда она и услышала эти знакомые тихие спокойные шаги. Ее сердце замерло, а глаза боялись увидеть того, чьими были они. Когда она, с трепетанием от ужаса, повернула голову, то увидела лишь спину мужчины, что отходил от рояля, и секундой позже – закрывающуюся за гостем дверь.
_______

И любопытство, свойственное молодой романтичной душе, и страх были сейчас главными чувствами, что витали в пространстве. Она вспоминала все прочитанные и рассказанные истории о призраках. В одних это был жуткий озлобленный дух, который пытался свести с ума свою жертву или завладеть ее душой; в других же – доброе нечто, пытающееся защитить человека от опасностей. Мари любила эти истории, переживала каждое слово, будто реальную жизнь: плакала, смеялась и готова была умереть от страха. Эх уж эти зачаровывающие истории, которые так приятно было читать, укутавшись одеялом, попивая горячий ромашковый чай…
Что это?...
Похоже на скрип стула. Мари очнулась от своих грез и … его не широкая спина в сером немного старомодном сюртуке теперь была перед ее глазами. Так внезапно, незаметно он появился.
Тишина… Как будто время исчезло и вместе с ним и все шорохи…
И вот.
Его руки робко, но умело пробежались по клавишам. Следом зазвучала медленная приятная мелодия. Возможно, какой-то романс, несложный в исполнении. А Мари никак не могла оторвать глаз от рук незнакомца, его пальцы длинные, белые, красивые любя каждый раз прикасались к клавишам, как будто лаская чье-то тело. Это завораживало, вводило в гипноз. Мари будто купалась в этих невидимых звуковых нежных волнах. А эхо, что отражалось от стен, делало эти волны еще более реальными.
Что-то изменилось…
Пальцы с некой животной грацией начали быстрее и быстрее перемещаться. Музыка из плавной начала переходить в быструю. Спина, на которой так красиво рассыпались русые блестящие кудри все чаще и сильнее вздрагивала.
Тревога начала витать в пространстве… В мелодии становилось все меньше и меньше приятных звуков, появлялись какие-то резкие ноты, как будто музыкант сидел с закрытыми глазами и иногда невпопад ударял по клавишам.
Что же происходит?!
С каждой минутой Мари было все тяжелее дышать. Сердце билось, как во время припадка.
Она задыхалась.
Хотела кричать, но изо рта не вылетало ни звука, как в кошмарном сне. А рояль все издавал свою демоническую песнь, это уже был просто ужасный громкий набор отрывистых звуков. В ней не было ничего человеческого. Мари чувствовала, что умирает. Или сходит сума. Она все еще не отрывала глаз от длинных белых пальцев, которые ожесточенно терзали клавиши. Открытым ртом она пыталась заглотнуть хоть немного воздуха. Но его не было, как будто выкачали его из этой комнаты. Мари хваталась руками за горло, хотелось его разорвать, хотелось разорвать грудь. В глазах темнело, голову, казалось, на части рвут изнутри эти нечеловеческие ужасные вопли инструмента. Агония!
Девушка без чувств повалилась на пол…
_______

Тишина…
Некоторое время в комнате не раздавалось ни звука. Только тонкий, почему-то приятный звук, который создавали капли дождя, ударяясь о стекло…
Шаг. Еще шаг.
К бездыханному телу подошел юноша. Смотрел несколько минут молча. На его лице виднелась какое-то неудовлетворенное любопытство. Его большие, выразительные глаза сосредоточенно всматривались в лицо девушки.
"Хм… умерла ли?" – тихо полу равнодушно произнес молодой человек, потом как-то мечтательно улыбнулся и не спеша направился к двери. При этом сначала его ноги, начиная с туфель стали прозрачными. Следом начала исчезать спина в сером немного старомодном сюртуке. Движение воздуха, вызванное закрывающейся дверью, погасило слабые огоньки свеч…

@музыка: что-то медленное из Шопена

@темы: выношенное

18:05 

Япошница

И тут меня осенило наконец. Я конечно посматриваю аниме, копаюсь в японском музыкальном андерграунде, палочек для волос у меня уже приличная коллекция и волосы я отказалась стричь, потому что не представляю свою голову без пары таких заколок. И японский я неожиданно начала учить после того, как почти расплакалась от умиления, слушая очередную хорошую песню凛として時雨 , отчаянно вслушиваясь в слова. Но я не о том, милое там просто все такое - субтильное телосложение, мягкие звуки в речи, сверхвежливость, улыбки особенные... Главное, не углубляться в традиции и историю, все равно я не запомню те трудновыговариваемые имена всех династий и императоров... Так вот, я совсем о другом. Вот несколько минут назад я поняла, что такая же кошатница, как и большинство моих подруг, только у меня должно дома жить 10 японцев. Япошница я. И вот в такую погоду, когда за окном дождь и холод, мало солнца, внутри осенняя хандра, мне нужно пригласить несколько японцев домой, укутаться всем вместе в пледы, смотреть сопливые мелодрамы, пить горячий имбирный чай с пирогами, греться и умиляться. И на коленях у меня будет лежать субтильный японец и без перерыва что-то рассказывать на японском - это вместо кошачего урчания.. Мое представление о сильной независимой женщине!

@темы: самосозерцание

16:48 

Привет

Ты так давно не навещал меня, что я и забыла твой запах, мягкость рук и теплоту взгляда. Я говорила, что у тебя самый теплый взгляд, который мне доводилось представлять и запоминать?
Я была ошарашена неожиданным визитом, отменила все дела и решилась показать тебе любимые уголки своего дома. Это так редко бывает. Я очень ревниво берегу места, в которых цветы говорят со мной. Часто такие пакости предлагают, что лучше никому и не знать. А еще через них кто-то странный меня зовет, и говорит о странном и страшном. После таких бесед я часто грустна и не хочу ни с кем разговаривать. Но всегда хочу сохранить это место в тайне от всех...почти от всех, начиная его любить. Хм, единственное, в чем я проявляю жадность и ревность, единственное.
Мы долго смотрели сквозь зеленые ветви на мерцание вечерней реки и я не могла тобой надышаться и наслушаться твоей задумчивости. Смогут ли объятья передать всю силу переживаний, которые вызвала наша встреча? Думаю, смогут.

@музыка: Aircraft – Aeria

@темы: клубничный йогурт, из ночных видений

14:59 

бомж-анитгейша... пора бы уже стать похожей на человека



21:45 

Фортепианные звуки в пустых комнатах

Я очень удивилась, когда вышла из такси и увидела этот громадный старый особняк викторианского стиля. Он таращился на меня огромным количеством окон. Их было восемь. И это только на фасаде! На каждом была красивая кованая решетка. У меня в руках было старое письмо, которое я нашла у себя на чердаке. Оно адресовалось некой Софии Розенфельд, что жила в этом доме, на Каштановой улице 16. Еще когда-то давно почтальон ошибся адресом и бросил этот конверт к нам в почтовый ящик. Родителям было лень его относить владельцам. Но это решила сделать я, спустя 20 или 30 лет. А вдруг это письмо от ее жениха, или от сына, или мужа, или что-то не менее важное? Мне показалось, что нужно обязательно его вернуть адресату. Наверное, эта женщина сейчас стара..
Но прошло ведь так много времени, вдруг жильцы этого дома переехали или умерли, не дай бог. И вся обветшалость здания, холодные темные окна говорили именно об этом. Стояла и смотрела на этого красавца, но потом расстроилась жутко и пожалела, что отпустила таксиста, не подумав о таком повороте событий. Но решила все же проверить, а вдруг тут кто-то есть. Медленно поднялась по старым ступенькам на крыльцо, доски под ногами угрожающе скрипели. Пыталась ступать осторожно, не хотелось мне провалиться вниз и сломать себе ноги. Звонка у двери не нашла, решила постучать, и от первого касания моей руки к дереву, та медленно открылась. Странно... Хотя старушки, которые живут одни, могут и дом сжечь, не заметив, но то, чтоб двери закрыть. И я вошла, медленно и осторожно.
- Есть тут кто живой?
Нет ответа..
- Здравствуйте, я пришла отдать письмо. На нем указан ваш адрес, но оно по ошибке попало ко мне.
Нет ответа..
Холодно было тут, и сравнительно светло. Много света попадало в комнаты через окна. Удивило, что все двери комнат были открыты, как будто человек, поднявший руки в доказательство того, что у него нет оружия, и он не хочет причинить кому-то вред. Я рассматривала интерьер большого коридора, думала о странности всей этой ситуации, как тут я осознала, что слышу еле уловимый тихий звук. Это определенно была музыка. Сложно было понять, откуда она звучит, казалось, что с противоположного конца дома.
- Где вы? Я хотела бы отдать вам письмо.
Нет ответа.. И чуть слышная музыка.
Решила довериться интуиции и направилась к одной из дверей. Оказалась в просторной комнате, в которой было еще две открытые двери.
«Слишком много дверей в этом доме.. как и окон» - подумалось.
Свернула налево, и угадала – звук стал заметнее громче. Это была приятная музыка фортепиано. Неужели я найду тут того, кто играет на инструменте? Недоумение... Медленно шла дальше и дальше, с каждым шагом приближаясь все ближе и ближе. Было немного не по себе, слишком пустым казался этот дом, слишком заметно от стен отбивался мой голос, шаги и звуки музыки. Призрачная, как будто из другого мира доносится.. Угадывался романтичный Шопен, вальс. И вот я уже чувствую, что почти на месте, огибаю поворот и смотрю в открытую дверь.
Ничего.. совершенно ничего и никого. И внезапно возникла тишина, что давит уши. Черт побери, как будто у нее есть пальцы, крепкие и напористые.
Не могло это все мне послышаться. Как будто воздух переменился. Как будто я была в воде, и без предупреждения очутилась на суше.
Поняв, что никого я тут не найду, направилась к выходу. Но напрочь забыла, через какие двери я проходила. Сначала выбрала левую, потом еще двери и еще, в итоге оказалась у запертого подвала; потом возвращалась и выбирала правую – в итоге оказывалась у пыльной кухни, а двери в прихожую как будто растворились. Отогнав от себя странные мысли опять и опять ходила туда и обратно. И снова слышался откуда-то клавишный звук, он мягкими волнами будто проносился через дом, еле затронув меня. У меня в голове не укладывалось: почему я не могу отсюда уйти, это же обычный дом, а не канадские леса. Мной овладевало раздражение, и суеверные страхи начали пробиваться сквозь мою грубую, ни во что не верующую, душу.
***
И мне кажется, что я тут хожу уже годами..
Я не могу найти нужную дверь...
Я не чувствую времени...
За окнами одни и те же сумерки...
Сначала мои поиски необходимой двери были судорожными и хаотичными, я здорово нервничала. А сейчас я очень устала, еще и еще проверяю каждый ход, не находя даже намека на ошибку, хотя она, наверное, произошла еще вначале – когда я сюда вошла. Сейчас тоже звучит музыка, я ее слушаю с закрытыми глазами, иногда кажется, что есть еще другие звуки и шорохи, и иногда боковым зрением будто улавливаю ускользающую в дверном проеме полутень. Но тщетно бегать за этими призраками, они, наверное, ускользают от меня в другом мире, за открытой дверью. И у меня так холодеет все внутри от тоски и обреченности… Боже, неужели я больше никогда не попаду домой?...

@темы: самосозерцание, выношенное

01:04 

Вибрации

Может, это летние грозы, или просто разгар лета. Может, это незабытые привычки, которым уже не суждено повторятся. Может, это та ужасная скучная жизнь взрослого человека, которой так пугали. А мы то ждали ее так нетерпеливо. Может, это просто барахтанье утопающей крысы - когда понимаешь, что больше не вернуть те переживания и события в свою жизнь, как было раньше; и по такому принципу, наверное, и живут старые не очень красивые тетки, которые любят одевать леопардовые прилегающие легинсы, делают начесы на испорченых окрашиванием волосах, и ведут себя развязно, как юные пьяные девицы... Тоска.
Но я думала, что право выбора, отдельное от родителей жилье, свобода от домашних заданий вытесняют всякую инфантильную голимотью типа веры в чудеса, романтику, трепыхания всяких крылатых насекомых в животе. Но почему не сложилось с этим?
Я опять хочу летних каникул, ожидания момента, когда у бабушки (или хоть у соседей) поспеет клубника и черешни, теплой и не очень воды в реке, запаха костров, болтовни с товарищами до поздней ночи, и ожидания его - какого-то волшебства, какого-то важного события или до жути необычного человека (человека?). И это томление внутри жило очень много лет, каждое лето вспыхивая, как родившаяся звезда, а осенью, с мучениями, долго засыпая.
И каждый раз, как в первый, я принюхивалась к этому ощущению осторожно, со страхом и желанием. Казалось, что в те лунные ночи, когда ты видишь на дороге свою тень от небесного фонаря, когда тебе не страшно на ночных пустынных дрогах и рядом с густыми темными кустами (а если и становится жутко, то начинаешь напевать любимые песенки), можно наконец дождаться откровения, просветления, чуда, что изменит твою жизнь навсегда и обязательно в лучшую, но не заурядную сторону. За каждым темным углом не ждала угроза, а возможность узреть что-то важное, каждый новый человек мог стать всем миром, а не быть обычным проходимцем, которого забудешь через миг. Я тогда никого не забывала, мне тогда каждый был важен и интересен. Сейчас я растеряла даже тех, кем когда-то очень дорожила... Так не должно быть.
И вот, после десятка лет, за каждым темным углом я ожидаю зло и опасность, а новое знакомство вызывает неудобства и опасения. Говорят, что человек с возрастом становится трусливее. А еще каждый из нас с возрастом покрывается панцирем, и он становится толще и толще, пока эту скорлупу и вовсе не пробить... И ты живешь в этом забетонированном бункере с собой наедине, с опасениями перед огромным миром, мыслями о здоровье, работе, разочаровывающих детях, и все равно иногда будет всплывать то томление внутри, возникать вибрации в желудке, которые напоминают о чем-то утерянном, о теплом лете, о побегах из дома, о мифических придуманных тобой же существах и явлениях. И тогда ты надеваешь леопардовые легенсы, красишь слишком ярко губы (да-да, пофиг, если ты при этом можешь быть толстым лысым мужиком) и мечтаешь о прошлом. И все, кто тебя увидит, подумает, что ты немножечко сошел сума...


@музыка: No Joy - uhy yuoi yoi

@настроение: так себе

@темы: самосозерцание

17:21 

иногда бывают такие красивые вещи, которые заставляют улыбнуться даже когда плохо. не хочу что-то присваивать, это так гнетет потом. больше так не поступлю. это не честно и к человеку и к.. боже, даже солнце только что выглянуло впервые за эти дни. не знаю отчего, но я начала любить солнце. оно меня так радует, когда внезапно появляется, долго отсутствовав. наверное, потому что нечему уже радоваться. Даня начал говорить о странных вещах, что я часто "отсутствую". а ведь уже осень. уже осень. еще недолго осталось. немножко даже страшно

под такие звуки и умирать не страшно..

gfranq.com/ra1rakku#23514631

@музыка: Maurice Ravel – Miroirs: Une Barque sur l'Ocean

@темы: самосозерцание, о маленьком принце

14:30 

Последний день свеклы

В очередной раз приехала в свой родной город, где каждая аллея знакома и ощущается любое прикосновения атмосферы любого места. Он встретил меня ветром, серым небом и печальненьким настроением.
Раньше никогда утром не хотелось гулять, но сегодня вот что-то настроение такое было - гулящее. А может мне просто хотелось отложить момент уборки всей квартиры на потом. Грязи накопилось в квартире предостаточно.
Пошла в магазин купить свеклу, собираюсь готовить борщ. Купила. Маленькую такую, в маленьком пакетике, завязанном узелком. Так и началось наше маленькое путешествие. Мы прошли вдоль нового микрорайона, в котором мы живем. Милый он, со множеством разноцветных домиков. Потом гуляли по скверу со старыми большими деревьями. Мы долго стояли и смотрели на ветви огромных дубов, между которыми кое-где проступали тяжелые, впитавшие много воды, тучи. Вокруг трава нам казалась зеленой-зеленой. Дальше по дороге нас ожидало сооружение нового фонтана на территории госпиталя. У меня вообще город фонтанов. Нас очень позабавила эта конструкция. Что-то типа украинского барокко что-ли: круглый фонтан, за которым в искусственной скале сидело две жабы в украинских костюмах, а сверху на скале сидел колоритный глиняный казак и еще кто-то. Все это милое неподобство окружали белоснежные колонны с искусственными голубями на верхушках. За всем этим наблюдал какой-то дядька в костюме (наверное главврач) и неискусственные голуби, что сидели, надувшиеся, рядом. "Эх..куда у людей девался эстетический вкус", - вздохнули мы со свеклой и пошли дальше. Меня всегда удивляло, что этот госпиталь живет своей жизнью, почти не касаясь внешнего мира, у них тут и свои аптеки, продуктовый магазин, крохотная кафешка, немного дальше - хозяйственные постройки. Они себе живут своей жизнью, у них тут своя атмосфера ( cs316226.userapi.com/v316226905/48c/SoyPHYd8sxk... :).
Мы прошли через небольшую зеленую полянку, что сразу за больничной территорией и вошли на маленькое кладбище. Свекла точно оценила его уют и красоту, для меня то это обычное дело, я тут бываю часто. И вот мы пришли к кульминации нашей прогулки - нам открылся замечательный вид на реку Буг, скалы у ее берега, вечно унылые ивы - красота, одним словом. Мы сидели на уютном камне и любовались природой. Нам было хорошо и немного грустно, каждый думал о своем: я - о том, что это очень неприятно - запутываться в жизни; а свекла наверное о том, что скоро с нее сварят борщ, или о том, что не каждая свекла перед борщом путешествует по приятным местам. Ласточки тревожно летали над нами, наверное чуяли дождь. Рыбаки ловили рыбу и улыбались. Байдарочники плыли по реке и смотрели на мои желтые штаны, хотя может просто смотрели в сторону, где мы сидели. Еще немного так посидев, мы пошли домой, без приключений.
Щас буду варить борщ. Надеюсь, свекле понравилось это утро, проведенное со мной. Я буду иногда о ней вспоминать, ну первое время хотя бы. А борщ обязан свариться вкусным-вкусным, и только я буду знать, что этот великолепный вкус ему подарили наши утренние впечатления...

@музыка: Floex – Casanova

@настроение: смиренное

@темы: самосозерцание

22:48 

все уходит в небо... дым, молитвы, цыгане..Оо

12:32 

итог

вчера на уроке английского языка я говорила, что качество ТИХИЙ очень полезное. ведь если вокруг тебя много зомби и ты ведешь себя тихо и скромно - вероятность того, что они тебя заметят и съедят уменьшается!

22:32 

Какая-то странная неделя эта, у всех что-то ломается: предметы, здоровье, сердце, собаки..

@темы: беседы

23:40 

Девушка на холме

«Крото́вая нора́ – это гипотетическая особенность пространства-времени…эээ… представляющая собой в каждый момент времени «туннель» в пространстве. Область вблизи самого узкого участка кротовины называется …эмммм... называется…», – Даниэль хмурил брови, закрывал глаза и сосредоточенно жевал нижнюю губу. Постоянно отвлекал ритмичный стук колес трамвая и разговоры людей. Через час состоится важный зачет, который вовсе нельзя «завалить», поэтому молодой человек мысленно пытался повторить то, что он читал в учебнике всю ночь. Через окно неприятно бил в уставшие глаза солнечный свет.
«Гребанные частицы, летящие от Солнца к Земле мне прямо в глаз!», - возмутился Даниэль и смиренно продолжил повторять материал, - «…называется горловиной. Эйнштейн и Розен рассматривали возможность применения таких нор для описания элементарных частиц…», - тут мысли замерли. Парень заинтересовано смотрел в окно и не мог отвести взгляд. Трамвай проезжал мимо небольшого холма, на котором росла старая яблоня. Была весна, и дерево роняло на землю бледно-розовые лепестки. Но под деревом… под деревом сидела девушка, опершись на его ствол. Она была так далеко, но студент различал синее легкое платье и книгу с желтыми от времени страницами в ее руках, лицо скрывала широкая белая шляпа, подвязана на тонкой длинной шее лентой.
«Может мне и кажется, но, по-моему, ее платье в мелкий цветочек», - подумалось ему, хотя между ними было не менее километра. С мыслями об увиденном он и поехал дальше, жадно всматриваясь в окно, с желанием подольше лицезреть эту картину и получше сохранить ее в памяти.
Зачет юноша таки завалил, но его это не особо волновало, он будет решать эту проблему потом. Сейчас все мысли были об одном – об утреннем видении. Увидит ли он ее еще? Часто ли она туда приходит? Ему оставалось только гадать и надеяться.
На следующее утро он ее не наблюдал... Только капли воды с неба соединялись в маленькие ручейки и стекали с окон. Весь день потом настроение было никудышным. Как и всю следующую неделю, которую весна поила землю апрельскими дождями.
«Ну подумаешь, сидела какая-то чудачка в семь утра под деревом. Еще и книгу почитывала.. пфффф. Знаю я таких: выдумщицы ветреные, а толку от них – ноль». – Размышлял Даниэль. Но в животе появлялось какое-то странное и приятное тепло, когда он думал о ней. И он уже с некой опаской подозревал, что это может означать.

***

Однажды, уставший возвращаясь домой, в очередной раз без особой надежды Даниэль посмотрел в окно трамвая, когда тот проезжал мимо злополучного холма. Сердце попыталось выпорхнуть наружу, когда он различил на холме фигуру в синем и белую шляпу. Ему хотелось тут же выпрыгнуть с трамвая, но ближайшая остановка была еще не скоро. Через некоторое время он уже бежал, чуть ли не сбивая прохожих, вперед, к той, что лишила его покоя на протяжении всей этой долгой недели.
Не было предела разочарованию, когда, добравшись, он не увидел ее на месте. Простояв так в растерянности не одну минуту, Даниэль чуть не заплакал от огорчения. Потом с нежностью погладил кору дерева, которой касалась спина юной нимфы в синем, посидел так немного и ушел домой пешком. Но в нем крепла надежда, что они обязательно встретятся, и это случится очень скоро.

***

На следующее утро юноша встал еще затемно. Выутюжил рубашку, побрился, немного надушился папиным одеколоном, долго оценивающе смотрел на себя в зеркало и, оставшись довольным увиденным, наконец вышел на улицу. Он твердо решил, что с самого утра пойдет к холму и будет поджидать там девушку. По дороге он много думал о том, что будет говорить и как себя поведет, но потом решил не думать об этом вовсе, ведь он прекрасно знал: если продумывать хоть сто вариантов какого-то события – все равно случится сто первый. И так в предвкушении встречи он продолжал свой путь.
Немного помешкав, Даниэль остановился у подножия холма. Отсюда он видел верхушку старой яблони, которая все так же роняла вокруг свои лепестки. В один миг он даже захотел вернуться домой, но потом понял, что будет винить себя в трусости до конца жизни. Немного собравшись с духом, он стал подниматься вверх.
Ах! Кровь резко ударила в голову, и в глазах на секунду потемнело, когда он увидел хрупкую женскую фигуру возле дерева. Красивая юная девушка в синем платье все так же читала книгу с пожелтевшими страницами, как тогда, когда он увидел ее, проезжая в трамвае. Локон темных волос выбивался из-под шляпы, а лицо украшала мечтательная улыбка, от которой Даниэль тоже улыбнулся.
- Привет, я Даниэль. А твое имя как?
Девушка встрепенулась, и на Даниэля уставились большие перепуганные темные глаза.
- Ой, прости. Я не хотел тебя пугать. Я просто хотел с тобой познакомится… давно… хотел...
Девушка прижала к груди свою книгу и все так же, молча, смотрела на юношу. Потом она стала с интересом рассматривать его, особенно кеды. На ее лице возникла даже некая озадаченность.
«Она смотрит на меня, как на пришельца, хоть и сама выглядит как барышня, что явно ошиблась столетием», - думал Даниэль, озадачен тем, что девушка так и ничего ему не ответила.
Он подошел ближе, к большим темным глазам, которые вопросительно на него глядели, потом они немного стали мягче и лицо преобразила легкая нежная улыбка. Ее рука потянулась навстречу его руке. Но тут в том месте, где их пальцы предположительно должны были коснуться, все начало как будто превращаться в туман. Следом фигура девушки начала быстро растворятся в воздухе, ее глаза с мольбой посмотрели на Даниэля, а через мгновенье и тех не стало видно…
Юноша долго стоял изумленный и смотрел обескураженный на то место, где несколько минут назад стояла та, о которой он грезил всю неделю. Он толком не понял, что и как произошло, да и не хотелось в этом разбираться.
- бля… исчезла…- только и вырвалось. Он вроде как должен быть удивлен, ведь он наблюдал только что нечто совсем удивительное, сверхъестественное, но внутри ощущалось только разочарование и пустота.
- эх…... нет в мире совершенства… - и развернулся, чтоб пойти домой...

@темы: выношенное

00:28 

Призраки в моей квартире смотрят телевизор, пока я принимаю ванну..

23:37 

Когда уже все необратимо

Я разглядывала Твои узоры сначала неохотно, потом с все большим интересом, потом забыла о них вовсе. Ты слал мне знаки через всю вселенную. Прости, что иногда было лень их принимать. А расшифровывать их я так и не научилась. Наверное, я упустила опять какой-то важный момент, хоть Ты снисходительно давал мне подсказки.
И однажды Ты меня покинул, а я не заметила - я спала и смотрела сны. Ты слал через всю вселенную сиреневые видения.
И через эту всю вселенную мне донесся Твой крик. Было ли там тоска и отчаяние? Не знаю. Но мое тело дрожало миллион мгновений. Я проснулась. Сон меня покинул, но оставил сиреневые картины в памяти, которые показывала потом Тебе. И я принялась опять за узоры. И опять был свет и тепло....
***
И, как всегда, так спокоен внутри, так нежен твой взгляд и так трезвы мысли. Смертные не могут тобой не восхищаться. Твой путь светел, Ты обнимешь чистую и будешь счастлив, но она в сто раз будет счастливее в этот момент. Сейчас я только тень у Твоих ног, а была солнечным светом рядом. Как часто в этом мире все необратимо… Не хочу жить в нем... Хочу домой...

@музыка: yppah

@настроение: такое, когда текут слезы

@темы: самосозерцание, клубничный йогурт

вычурность..а за ней слабый сюжет

главная